Балашов. Краеведческий поиск

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Балашов. Краеведческий поиск » Вставай Страна Огромная » Балашов во времена гражданской войны.


Балашов во времена гражданской войны.

Сообщений 101 страница 120 из 281

101

о как. и в чем модернизацыя заключалась?

0

102

В 1930 происходит очередная модернизация, и снова - лишь частичная. Изменяются способ крепления  шомпола и штыка, но последний по прежнему постоянно должен быть примкнут к винтовке. Винтовка получает новые прицельные приспособления, градуированные в метрах, а не устаревших аршинах. Снова меняется конструкция ложевых колец. Под обозначением "винтовка системы Мосина обр 1891-30 года" это оружие становится основным для Красной армии на предвоенный период и большую часть Великой Отечественной войны.

0

103

Ну да чтой то мы все об оружии да об оружии...А как же эстетика? потому- еще картины!
http://uploads.ru/t/q/E/9/qE9CL.jpg
Д. Шмарин. За Веру,Царя и Отечество.
http://uploads.ru/t/v/Z/R/vZRyl.jpg
Д.Белюкин. Осколки.
http://uploads.ru/t/G/u/Z/GuZDa.jpg
С.Гавриляченко. Убитый.
http://uploads.ru/t/T/0/L/T0LOC.jpg
Иван Владимиров. Название неизвестно.
http://uploads.ru/t/h/V/L/hVLjl.jpg
Иван Владимиров. Название неизвестно.
http://uploads.ru/t/S/P/e/SPeAI.jpg
Павел Рыженко. Веночек.
http://uploads.ru/t/P/F/j/PFjpy.jpg
Д.Шмарин. Молитва перед дорогой.
http://uploads.ru/t/X/Y/4/XY43d.jpg
А.Шелоуиов. Казачий разъезд.

0

104

Оболденный недостаток этой винтовки как в первом, так и в последующих двух типах, это то что пристрел винтовки производился со штыком, или без оного. Примкнув штык на пристреленную без штыка, прицел сбивался напрочь, и соответственно наоборот. И еще, забыв поставить на предохранитель на  полуоткрытый затвор отодвинутый случайной веткой, лазая по лесу с этой винтовкой случайно нажав на курок сучком, затвор вываливался из затворной рамы.

0

105

Ммммда, грустные картины  :'( Но как говориться жизнь есть жизнь. И как говорит Лешка у меня тоже нет пристрастий не к белым не к красным. Просто это часть нашей Великой истории.

0

106

Левша, в том то и дело, что пристрел осуществлялся ТОЛЬКО со штыком! А какие еще могут быть картины у войны? только горе,страдания,смерть.

+1

107

Еще интересная информация. На этот раз уже научная работа.
А. В. Посадский

СТЕПНОЙ СТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК: ВОРОНЕЖСКИЕ
И САРАТОВСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ В РЯДАХ ВСЮР

В Российском государственном военном архиве (РГВА) нами выявлен документ, относящийся к малоисследованному  сюжету  Гражданской  войны —  формированию  частей  из «зеленых» повстанцев —  крестьян  Воронежской  и  Саратовской  губерний  при  соединениях  Донской  Армии Вооруженных  сил Юга  России (ВСЮР)  летом 1919  года Это  приказ № 1  по  части  строевой  по Степному  Стрелковому  полку  от 8 (21)  июля 1919г.
  Документ  пространен  для  такого  рода источников, содержит приказы вышестоящих начальников, что делает его весьма значимым.
Приказом объявлялась копия приказания командира пластунской бригады полковника Иванова от 6 (19)  июля  за № 15  Командиру Степного  отряда штабс-капитану  Рогову:  ввиду  создавшегося тяжелого  положения  на  Балашовском  фронте  частей  отряда  полковника  Иванова  и  ввиду многочисленности красных, наседающих на бригаду, Рогову предлагалось в самый кратчайший срок произвести  мобилизацию  в  слободах  и  селах  района;  к  мобилизации  привлечь  военнообязанных призыва 1910 — 1918гг., а если мобилизация уже произведена, то впредь до улучшения обстановки и  ликвидации  непосредственной  опасности  задержать  временно  и  срок  призыва  до 1905г.;  об исполнении  настоящего  приказания  предлагалось  уведомить.  Приказание  подписали  командир
сводного отряда полковник Иванов и начштаба полковник Петров.
Далее  в  приказе  объявлялась  копия  предписания  начальника 7  казачьей  донской  дивизии генерала  Аврамова  от 7 (20)  июля № 14 штабс-капитану  Рогову,  командиру  Степного  народного отряда (копия —  полковнику  Иванову).  Начдив  предлагал  из  самомобилизованных  крестьян  сел Терновки,  Михайловки,  Родничка,  Данилкино,  Сухой  Елани  и «других  ближайших  деревень» сформировать стрелковый полк в составе трех батальонов четырехротного состава по 250 штыков в роте, двух эскадронов по 150 шашек и пулеметной  команды из расчета двух пулеметов на роту и эскадрон, и обозов 1-го и 2-го разряда. При формировании следовало выделить из отряда комсостав с  распределением  командных  ролей  по  усмотрению.  Этот  комсостав  предполагался  в  качестве временного,  до  прибытия  в  распоряжение  Рогова  офицеров,  которые  и  займут  офицерские командные должности. По сформированию полк должен был поступить в распоряжение Командира
5-й пластунской бригады полковника Иванова и влиться в  состав бригады. Полку предписывалось именоваться «Степным стрелковым полком».
В  этот  же  день  последовало  приказание Начальника  Дивизии № 15,  которым  приказывалось имеющихся  в  Степном  стрелковом  полку  казаков-повстанцев  оставить  до  особого  распоряжения, составив на них именной список, каковой немедленно представить по команде. Согласно  предписанию  Рогов  был  назначен  командиром  вновь формируемого  полка, 8  июля вступив в исправление должности. Сразу  же  последовал  ряд  назначений:  адъютантом  полка —  поручик  И.  Ф.  Протянов;  зав. оперативной частью — прапорщик Н. В. Голяев; начальником хозяйственной части — прапорщик Н. А.  Крылов,  казначеем —  чиновник  военного  времени  Н.  А.  Дьяконов,  делопроизводителем — чиновник  военного  времени Н. М.  Горсков;  начальником  команды  особого  назначения —  старший унтер-офицер И. И. Мокринский; командиром 2-го батальона (видимо, 1-го — А. П.) — подпоручик Ф. И. Полянкин; командиром 2-го батальона — подпрапорщик Е. Е. Холяпин; начальником пулеметной команды —  подпоручик  А. Н. Никонов;  начальником  связи —  старший  унтер-офицер  нестроевого разряда —электротехник  В.  И.  Харитонов;  зав.  оружием —  помощник  технического  мастера Е. И. Бегляев, его помощником — оружейный подмастерье В. Ф. Христофоров, оружейным мастером — Я. А. Есипов.
Наконец,  приказ  предписывал  комендантам  сел:  Терновки,  Михайловки,  пос.  Родничка, Кардаила,  Сухой  Елани,  Пестовки,  Дубовского  хутора,  Ковалевки,  Печурино, Шариково,  Сероино (Серове,  Сиротино? —  авт.),  Вихляевки,  хут.  Инясевского,  Тюменевки,  Купавы,  хуторов Андрияновского  и  Татановского,  Красавки,  хут.  Губаровского  принять  к  неуклонному  исполнению приказ  о  мобилизации  всех  граждан  призывов 1918  по 1905 включительно,  причем  граждане призывов 1905  по 1919  включительно  будут  уволены  со  службы  немедленно  по  ликвидации непосредственной  опасности,  по  получении  на  то  указания  высшего  командования.  Местом
формирования полка объявлялось Данилкино, куда и надлежало направлять мобилизованных. Еще через день, 9 (22) июля Начальник 7-й донской дивизии отдал приказ о формировании «из самомобилизовавшихся  крестьян» 1-го  стрелкового  Саратовско-Воронежского  полка.  Местом  его формирования стало село Горелка, а стрелками стали крестьяне сел Танцырей, Третьяки, Горелка, Тюковка,  Губари,  Макашевка  Воронежской,  и  Рассказань,  Большой  Карай,  Свинуха,  Инясево, Дурникино и Романовка Саратовской губерний. Первоначально было зачислено в полк 970 человек «самомобилизовавшихся», затем полк вырос, началось развертывание его в бригаду.
Район, из которого должен был укомплектовываться Степной полк, лежит несколько южнее того района,  который дал  стрелков  в Саратовско-Воронежский  полк. То есть  он ранее оказался  в  зоне действий  частей  Донской  Армии.  Как  только  они  продвинулись  далее  на  север,  началось формирование  следующего «крестьянского»  полка.   Формирование  облегчалось  тем обстоятельством, что юго-западные районы Балашовского и смежные части Новохоперского уездов со второй половины мая 1919  года стали ареной сильного зеленого — крестьянско-повстанческого  движения.
Остается  открытым  вопрос  о  том,  в  какой  степени  приведенные  приказания  и  приказы  были реализованы. При ответе на этот вопрос мы можем опираться на информацию о конкретных лицах, упоминаемых  в  приказе,  и  о  событиях  в  центре  формирования —  Данилкине.  Такого  рода информация есть, хотя и далеко не полная.
Еще 11  июня  в Еланский  совхоз  явилась  вооруженная  команда  с мандатом  коменданта  села Данилкино;  пришедшие  проверили  кассу,  забрали 7  лошадей,  предложили  присоединиться  к Зеленой  армии,  упразднить  комитет  и  избрать  коменданта.  Есть  и  другое  свидетельство  о расхищении зелеными конного рысистого завода в Еланском совхозе.
Некоторые  данные  можно  почерпнуть  в  делах  Саратовского  губернского  революционного трибунала.  Так,  в  мае—июне 1920  г.  трибунал  рассматривал  дело  по  обвинению  Степана Романовича  Шатилова, 1886  года  рождения,  гражданина  села  Данилкина,  в  том,  что  он  был комендантом  отряда  зеленых  во  время  пребывания  в  Данилкине  бело-зеленых. Он  обвинялся,  в частности,  в  том,  что  отбирал  у  крестьян  домашние  вещи «в  пользу  белогвардейских  банд». Местный милиционер показал, что летом 1919 г. он, будучи командирован из Балашова в станицу Урюпинскую, попал в плен в этой станице. В качестве пленного его доставили в Данилкинский штаб, где при нем два уполномоченных по учету скота и хлеба якобы были отправлены на расстрел самим Шатиловым  как  члены  РКП(б).  Кроме  того,  у  милиционера Шатиловым  были  отобраны  казенные вещи: 447 аршин теплой бязи, 50 аршин полотна, 45 суконных одеял, 333 (пар) мужских кальсон, 100 детских рубах, 63 исподние мужские рубахи, 525 парусиновых наволочек, 2 ящика  гвоздей, 2 пуда мыла, 2  пуда  соли  и  т.  п. Этот факт  признал  и  сам Шатилов. С.Р. Шатилов  ушел  вместе  с  бело-зелеными (по  его  показаниям —  по  принуждению),  затем  вернулся  в  родное  село. «...Находясь  в должности коменданта зеленых я всецело помогал красным, отпуская арестованных за что был на меня  донос  одному  полковнику  зеленых  в  том,  что  я  настоящий  большевик  и могу  подвести», — показывал он на дознании. За Шатилова ходатайствовал Данилкинский сельский исполком, и он в итоге получил весьма мягкое наказание — пять лет условно.
Тем же  летом 1920  г.  подробные  показания  по  поводу  зеленого  движения  давал  регистратор скота, сельский учитель по роду занятий, 22-летний Г. А. Крылов, живший в соседней с Данилкиным Терновке.  В  Терновке  он проживал  у  своего  брата,  дьякона  В. А. Крылова.  В  этом  же  селе учительствовал  и  третий  брат —  прапорщик Николай  А. Крылов.  В  начале  июня  в  село  прибыли агитаторы от зеленых с призывом присоединяться. Они пригласили на собрание Николая Крылова и другого офицера — И. Ф. Протянова,  который  также работал  учителем. На  собрании  офицеры  как будто  заявили,  что  терновские  крестьяне «не  способны  на  это  дело,  нашумят  много,  а  дела  не сделают». Оба офицера были выставлены кандидатами в председатели собрания и вели его вместе с еще одним односельчанином. При обсуждении, присоединяться ли к зеленым, они  говорили, что не с чем идти, нельзя верить незнакомым агитаторам, следует узнать о решении других сел. В конце
концов жители отказались присоединяться, а терновские дезертиры — около 40 человек — ушли к зеленым то ли в Малую Макашевку (один из центров «Зеленовщины», на территории Воронежской губернии),  то  ли  в  Данилкино.  Однако  логика  массового  повстанческого  движения  заставила Терновку  участвовать  в  нем.  Комендантом  зеленых  был  избран  Протянов.  Жители  рыли  окопы, начался сбор оружия. 12 июня зеленые отступили из Терновки, 13-го в ней появился красный отряд.
Терновка  вообще  оказалась  в  числе  сел,  образовавших  один  из  устойчивых  повстанческих районов.  Красный мемуарист  сообщает: штаб  и  резервы  зеленых —  в Макашевке,  их  командир  и идеолог — прапорщик Крылов. Сфера действий: Терновка — Михайловка — Губари — Рассказань — Танцирей — Б. и М(ордовский?) Карай Балашовского уезда и Макашовка — Тюковка — Горелка -Пески — Кардаил Новохоперского. Сводка Штаба и ГУ Войск ВОХР от 19-го июня отмечала в пунктах Макашевка —  Кардаил —  Губари —  Тюковка —  Свинуха —  Третьяки —  Пески —  Танцирей — Терновка — Н. Губари штабы  зеленых, руководящие операциями и организацией  зеленых. Другой советский  документ  сообщал 21-го  июня  о  районе  группировки  зеленых:  Б.  Карай —  Свинуха -Петрушевское — Губари — Макашевка — Тюковка — Горелка — Танцирей — Пески —Терновка. Около 8  июня (данные  в  документах  несколько  расходятся)  попал  в  красный  плен  и  был расстрелян брат Крылова, охарактеризованного также как лидер и организатор зеленых. Погиб, надо полагать, терновский дьякон В. А. Крылов.
Итак, в первой декаде июня 1919 г., во время массового повстанчества, офицеры Н. Крылов и И. Протянов стали военными организаторами повстанцев в определенном районе. Судя по имеющимся данным,  они  не  были  инициаторами  выступления,  напротив,  были  затребованы  активистами выступления.  Однако  логика  вооруженной  борьбы,  естественно,  выдвигала  на  первые  роли профессиональных военных, и оба офицера включились в движение. Видимо, Н. Крылов проявил за несколько  недель  июня  и  июля  недюжинные  организаторские  способности,  став  в  глазах  красных «организатором  и  идеологом»  зеленых.  Оба  офицера  оказались,  что  вполне  естественно,  в командном составе Степного стрелкового полка. При этом Поручик И. Ф. Протянов занял ключевую должность адъютанта, имея самый старший, после комполка, чин. То,  что  первым  приказом  назначались  командиры  двух  батальонов,  при  распоряжении формировать трехбатальонный полк,  говорит как будто о наличии некоторого количества стрелков (на  два  батальона),  но  недостаточного  для  всех  предполагаемых  подразделений.  Основой формирования  становился  Степной  народный  отряд  самого  Рогова  и,  возможно,  какое-то  ядро зеленых под руководством Н. Крылова и И. Протянова, оттесненное от родных сел. Команда особого назначения,  возможно,  предназначалась  для  проведения  предписанной  мобилизации.  Некоторое удивление  вызывает  название  и  отряда,  и  разворачиваемого  полка: «степные»  наименования
больше характерны для Заволжья. Происходили ли формирования в Данилкине, как предписывалось? Приведенные данные могут служить лишь  косвенными  свидетельствами  в  пользу  этого  предположения. Действительно,  уже  в
июне  Данилкинский  комендант  самостоятельно  проводил  реквизиции  лошадей,  аккумулировалась одежда, упоминание некоего «полковника зеленых» говорит о воинской, а не повстанческой части в этом  селе.  Однако  успешность  разворачивания  полка  из  отряда  и  тем  более  его  дальнейшая боевая  судьба  пока  не  могут  быть  прослежены  и  оценены. Этот  сюжет  нуждается  в  дальнейшей разработке.

0

108

Что то давно я не выкладывал сведений интересных. Обленился, а теперь исправляюсь!
В  Борисоглебском  уезде  летом 1919  г.  насчитывалось  до 30 000  дезертиров, которые объявили себя Зеленой гвардией во главе с офицером Шаробаровым. Центром движения стала Макашевка Новохоперского уезда Воронежской губернии, где 14 мая и началось  восстание,  которое  стало  стремительно  распространяться  на  соседний Балашовский уезд Саратовской губернии. В  начале  июня  зеленые  разбили  три  красных  отряда,  которые  потеряли  два орудия,  броневик,  пулеметы.  В  обширном  районе  восстания  образовывались  новые
компактные  повстанческие  анклавы –  окрестности  Аркадака  Балашовского  уезда, Мучкапа  Кирсановского  уезда  Тамбовской  губернии  и  другие.  В  Балашовском  уезде открыто велась белогвардейская агитация, процветало дезертирство, Большекарайская и другие волости слали гонцов к белым.
При  массовости  движения,  зеленые  в  большинстве  случаев  были  слабо вооружены. Даже через месяц после начала движения в Макашевке,  где располагался центральный  штаб  и  продовольственные  склады  повстанцев,  реально  вооруженных насчитывалось  не  более 600-800  человек  при  очень  малом  количестве  патронов.
Большинство же было вооружено топорами, вилами, лопатами. Собирались по набату. В слободе были нарыты канавы, поперек дорог положены бороны. Организация была куда лучше, чем вооруженность.
Источники  скупо  повествуют  об  организационной  структуре  зеленоармейцев. И все  же  мы  можем  говорить  о  том,  что  имелось  деление  на  импровизированные соединения,  использовался  шифр,  в  восставших  селах  избирались  коменданты, начальники  гарнизонов  и  отрядов,  объявлялись  мобилизации  до 45  лет.  Требовался профессиональный  военный  опыт,  и  односельчан-офицеров  могли  ставить  на руководящие должности даже вопреки их желанию.  Уполномоченный  ЦК  и  ВЦИК  по  Тамбовской  губернии  В.Н.  Подбельский 29 июня  докладывал  Ленину,  что  по  линии  Борисоглебск –  Саратов «зеленые  банды сумели… создать отступающей армии серьезную угрозу».

Выдержка из книги А.Посадского "От Царицына до Сызрани: очерки Гражданской войны на Волге"

0

109

Когда красный отряд взял Дурникино и Большой Карай – крупные прихоперские села, поголовно поднявшиеся против красных, местные  зеленые бежали в Рассказань, затем  в  Байчурово –  уже  Воронежской  губернии.  Белые  их  по  железной  дороге перебросили  в  Урюпино,  где  из  них  сформировали  два  полка.  Казачьи  офицеры говорили  выборным  начальникам  гарнизонов  и  комендантам  зеленых,  что  их  ждут офицерские погоны. Один из таких начальников гарнизонов «убег» от этой новости аж в Кубанскую  область. Вероятно,  речь  идет  о  тех же Первом  и Втором «народных» полках. Так  или  иначе,  но «народные»  полки  участвовали  в  боях  бок  о  бок  с  донскими частями. Так, 13(26) июля Первый Народный полк  вышел на позиции и  участвовал  в боях  вместе  с  донскими  частями  по  крайней  мере  до 17(30)  июля.

Выдержка из книги А.Посадского "От Царицына до Сызрани: очерки Гражданской войны на Волге"

0

110

Мда, лень штука страшная! :blush: будем исправляться! информация про образование полицейских сил во время захвата города белыми.
Эта работа связана с именем подполковника Гаврикова. Его эпопея иллюстрирует процесс строительства стражи фактически во фронтовых условиях.
В приказе Саратовского губернатора №4 от 1 июля предписывалось состоящего в распоряжении командира Царицынской городской стражи подполковника Гаврикова допустить к исправлению должности начальника Камышинской уездной стражи, с прикомандированием к канцелярии губернатора для формирования стражи этого уезда. Однако уже 14 июля губернатор предписал начальнику ст. Царацын перевезти до ст.Поворино чинов администрации Балашовского уезда во главе с начальником уезда подполковником Гавриковым (3 офицера, 5 солдат). Приказ губернатора №32 от 20 июля гласил: "и.д. начальника Камышинской уездной стражи подполковника Гаврикова, командированного в Балашовский уезд в район действий Донской Армии для получения нужных сведений о времени возможности гражданской власти вступить в отправление ее обязанностей и для предварительных работ по организации сельских и волостных учреждений , допускаю до вр.исп.дол. начальника Балашовского уезда" Вместе с Гавриковым отправились и.д. пристава г. Камышина Гомазов и и.д. пристава Камышинской уездной госстражи прапорщик Сергеев.
Предписание губернатора перед командированием в Балашовский уезд требовало получить сведения от старшего из военных штабов,какой район Балашосвкого уезда может быть передан гражданскому управлению, о чем немедленно   донести. Если военные власти разрешат,"немедленно приступить к формированию разрушенного большевиками аппарата государственной стражи, существовавшего до Государственного Переворота,и произвести,руководствуясь положением о сельских и волостных выборах, выборы волостных старшин, сельских старост,соцких и десятских , дабы из них на первое время организовать сельскую охрану до формирования уездной государственной стражи. Тем же сходам предстояло выделить из самих же сельчан необходимое число стражников. На разъезды и содержание выделялся аванс-20000 рублей.
С 26 июля до 6 августа считались в командировке за собственными лошадьми 22 стражника, в большинстве они направлялись в Мало- Ивановку, насколько можно понять речь шла о молодой страже Балашова. С 26 июля они зачислялись на кормовое довольствие. Большая их часть вернулась с некоторым опозданием 7-9 августа, то есть к моменту отступления с территории уезда. Приказом резерву госстражи №35 от 16 августа предписывалось прикомандировать к резерву 22 чина Балашовской уездной стражи с 11 августа, из которых 1 помощник начальника стражи, 4 старших и 17 младших стражников. Реально приступить к исполнению своих обязанностей они не успели. 7 августа Гавриков оставляет на станции Поворино канцелярии уездного правления,балашовской уездной и городской стражи, а также собственные документы и имущество ввиду военных обстоятельств.

Выдержка из книги А.Посадского "От Царицына до Сызрани: очерки Гражданской войны на Волге"

0

111

Утром 28 апреля 1919 года в слободе Самойловка произошел бунт на пешем и конном базарах. На пешем "товарищи"(милиция?) начали отбирать мыло у торговок,что вызвало восстание "населения базара", как выразился свидетель. Вызывались красноармейцы, была стрельба, в толпу или в воздух сказать затруднительно. Бунт как будто затих только через полчаса после стрельбы,что говорит о его нешуточном характере. Возможно об этом повествует  мемуарист, не давший точных хронологических привязок: во время крестьянского съезда в Балашове пришло известие, что "...в Самойловке на базаре появился отряд и стал разгонять людей. Граждане протестовали, не расходились. Тогда командир выстроил отряд в шеренгу и скомандовал дать залп прямо в толпу. Было убито 3 человека и несколько ранено". Естественно такие события накаляли обстановку.

Выдержка из книги А.Посадского "От Царицына до Сызрани: очерки Гражданской войны на Волге"

0

112

Еще немного про Самойловку.
В 1918 году в Самойловке располагался 19-й автобронеотряд РККА под командованием Тимофея Решетникова. В него вступали добровольцами жители волости. Из Самойловки было по крайней мере шестеро, не менее двух из Криуши, и шестеро из Еловатки, из коих четверо носили фамилию Давиденко, и один-Шевцова. Из них один служил механиком, двое шоферами, двое телефонистами, об одном сведений не оказалось. Как видим, красными добровольцами стали люди, имеющие определенную техническую подготовку и образовательный уровень. Вряд ли это были представители классической деревенской бедноты. Первыми большевиками слободы стали Иван Степанович Шевцов и Иван Ермолаевич Литвинов. Однако общее настроение жителей было неблагожелательным к красным.

Выдержка из книги А.Посадского "От Царицына до Сызрани: очерки Гражданской войны на Волге"

0

113

24 июня 1919 года штаб зеленых с. Макашевки возглавил поход на станцию Родничок. Станцию охранял небольшой отряд красноармейцев во главе с Шатиловым А.М. Толпа макашевских крестьян, имеющая на руках винтовки, двинулась на Рассказань, Свинуху и затем в направлении станции Родничок. Часть жителей названных сел проследовала за повстанцами. Толпу возглавил Копейкин (Макашевка), Ларин Павел Николаевич (Рассказань), Кучин Потифор Григорьевич (Свинуха). Недалеко от станции Родничок находился отруб Кучина П.Г. Здесь в балке восставшие поджидали поезд, который должен был проследовать в направлении Балашов-Поворино. Отряд Шатилова, неоповещенный вовремя, нес охрану станции.
При подходе поезда к станции Родничок железная дорога оказалась блокированной зелеными. Машинист вынужден был остановить поезд, который начали грабить. Отряд Шатилова вступил в бой, но силы были явно неравными. Шатилов   был ранен в ногу. Он с трудом заполз в товарный вагон, продолжая отстреливаться. Его там добили из огнестрельного оружия, а затем надругались над трупом, вспоров живот. Вместе с ним погибли коммунист Калашников и 24 красноармейца. Имелись потери и среди нападавших. Из Рассказани погибли двое: Василий Шабанов и Лихачев Алексей. Труп последнего оказался среди погибших красноармейцев. При похоронах в парке им. Куйбышева его опознала одна землячка из села Рассказань. Он действительно был в красноармейской форме, так как прибыл в отпуск из Красной Армии. И видимо стал заложником зеленых.
Все трупы красноармейцев были доставлены в Балашов 25 июня 1919 года, а похороны состоялись 26 июня под звуки Интернационала и Марсельезы. Был произведен прощальный залп.

Выдержка из книги В.В. Смотров "Зигзаги жизни"

0

114

Кстати похоже и место захоронения находится как раз за аптекой, где дорожка с лавочками по парку идет.

0

115

Да, только потом прах был перенесен уже в сам памятник (стеллу) где и покоится поныне. Только перенесли почему-то не всех, Шатилова точно и еще кого-то. Остальных наверное не смогли найти за давностью лет. А на месте этой аллеи действительно захоронения есть, так что по костям гуляем.

0

116

весило. часом там духов невидели?

0

117

Не знаю,Вань! хотя в нашей кубышке кого только не встретишь! :D

0

118

Вот вопрос к вам, господа! имею возможность выложить дело Миронова полностью (21 лист). Нужно ли это?Стоит ли выкладывать? жду ответов.

0

119

И снова сведения из глубоко уважаемого мной Посадского.
ВОЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ, 1921 ГОД

Тамбовское народное восстание, т.н. «Антоновщина» представляет собой несчерпаемую тему. Мы коснемся частных сюжетов этой эпопеи.
Б. В. Юхневич в начале 1921 г. был помощником командира Второго стрелкового полка ВНУС. Этот человек являлся одной из значимых фигур в Балашовской большевистской верхушке. В июне 1919 г. он возглавлял отряд, пытавшийся подавить «зеленовщину» – массовое антибольшевистское повстанческое движение, но действовал неудачно. Теперь его полк оперировал против вторгшихся в Балашовский уезд тамбовских повстанцев. 29 января Юхневич с 14 красноармейцами делал  объезд  разбросанных  подразделений  полка. В  Князевке  он  ввязался  в  бой, пытаясь отбить обоз повстанцев под прикрытием эскадрона, и попал в плен вместе с 5 своими красноармейцами. Его допрашивала Мария Косова – одна из «Марусек» гражданской войны, после чего Юхневич был убит
Его тело обнаружили на территории Турковской волости и торжественно перезахоронили в Балашове.
Однако за этой громкой смертью потерялись многие другие, потерялся и нерядовой поступок красного командира того же полка.
Эта  история  сохранилась  в  делах  реввоентрибунала  Заволжского  военного округа как дело об измене комбата-3 Второго стрелкового полка ВНУС Станислава Петровича Лятковского.
После опроса свидетелей и других следственных мероприятий уполномоченный  особого  отдела  Саргубчека  при  Балашовском  политбюро  Анохин 1  марта принял заключительное постановление по делу об обвинении С. П. Лятковского в предании вверенного ему батальона повстанцам и отпуске бандита-попа с корыстной целью. Анохин счел Лятковского виновным в следующем: не сменил пропуска и  не  переменил расположение  частей батальона,  хотя  знал  о  пленении  помпомполка Юхневича с пропусками; не имел связи с 8 ротой своего батальона, из-за чего она была бандой обезоружена; отпустил попа-бандита с корыстной целью, чего и сам не отрицает. Повстанцы преследовали отряд осторожно, но после того, как Лятковский отпустил «попа», и повстанцы узнали от него, что при отряде находится политбюро и 100 арестованных «бандитов»,  то начали активно наступать.
Батальон спас только арест комбата военкомом батальона. Батальон добрался до Турков, но 20–30 арестованных не успели расстрелять, и повстанцы их отбили. 
Эти  соображения  вытекали  из  сведений,  поданных  членами  политбюро  при отряде и комиссаром батальона И.Ф. Сахно. В рапорте военкому полка 2 февраля он указал, что 31 января Лятковский умышленно задержал роты в Крутце на 1,5 часа, отпустил  священника,  указав,  что  тот якобы бежал, и «наверное» дал ему сведения о батальоне, не вел разведки и рассредоточил силы. Во Львовке комиссар арестовал  комбата и сам вступил в  командование батальоном. В протоколе дознания по делу 20 февраля Сахно еще утяжеляет обвинения. Он говорит о том, что «поползновения» (к измене, надо понимать) Лятковского обнаружились еще в начале  января,  о  чем  Сахно  докладывал  по  команде,  указывает  на «саботаж» комбата в последнем боевом выходе: жил в  квартирах  с  удобствами и не появлялся в батальоне.
Другие свидетели по делу, члены политбюро и коммунисты, рисовали похожую картину «саботажа». 25 февраля упоминавшийся Анохин направил «вдогонку» за делом Выездной  сессии РВТ ЗавВО  письмо  от  имени Балашовского  политбюро при уездном управлении милиции. Анохин всецело подтверждал показания Сахно как свидетель, сам находившийся с отрядом. Он указал, что, по многим показаниям, отпущенный священник села Лядавки Кирсановского уезда Василий Алексеев в Крутце дал банде сведения об отряде, после чего повстанцы начали активное преследование.  Кроме  того,  священник  опознал  советскую  разведчицу  в  отряде «Маруси», и ей пришлось бежать.
Наиболее выразительно и, думаем, правдиво вся история изложена в протоколе дознания самого обвиняемого, С. П. Лятковского. Из него узнаем, что подсудимому 25 лет, он мещанин, адрес  указал  петроградский, беспартийный, женат. Имущественное положение – «не имеет»,  чем  занимается – «комбат». Из материалов дела также известно, что в «старой» армии был прапорщиком, командовал ротой.
Приводим текст протокола с сохранением правописания оригинала.
«23 Января с. г. 2 стрелковый полк выехал из г. Балашова в с. Турки для охраны границ Балашов. (ского уезда – авт.) От Банд Антонова, по приезде в с. Турки я с батальоном согласно оперативного приказа по полку за №6 отправился в д. Крутец 28/1, где расположился со штабом батальона и 7-ой ротой остальные разбиты были на вверенном мне участке, 9-я рота в д. Хмелинке, и 8 рота в д. Лопуховки – Ковалевке, со мной приехал Помкомполка тов. Юхневич. 29/1 21г. Помкомполка тов. Юхневич поехал объезжать участок Полка из Крутца через Хмелинку, в 1 час (д)ня этого-же числа я выехал с  комиссаром Б-на  т. Сахно объезжать свой участок, не доезжая д. Хмелинке нам встретился вестовой с донесением, который передал мне в донесение говорилось что т. Юхневич взят
в плен по приезде в д. Хмелинку я ротного к-ра 9-ой роты не застал а мне сообщили  что он  по  распоряжению Помкомполка  т. Юхневича  выехал  в  разведку  в Кр-Колено оставив заместителя т. Цыбишева.
Вечером 30/1 банда двигалась на д. Хмелинку с д. Беляевки но была замечена с наблюдательного пункта очем оттуда и было донесено, после этого я отдал распоряжение 9ой роте рассыпаться в цепь и пулемету быть на готове, когда банда неизвестной численности подошла на 350–400 шагов к д. Хмелинке то пулеметным огнем, который выпустил ленту была отбита отступила обратно, после это(го) попыток наступления со стороны банд небыло.
31/1–21 г. в 6 ч. утра согласно боевого приказа прибыла на подкрепление 7-я рота, часов (в) 8–10 мною было дано распоряжение по получение донесения, что банда находится в д. Беляевка Ольгино, Марьино Красное Колено и Рязанки выйти из кольца противника и двинуться по маршруту Крутец, Львовка, Григорьевка, Студенка, Мокровка и ударить в тыл на Рязанку. По прибытии в д. Крутец мною дано распоряжение остановиться и обогреться и дождаться прибытия полэскадрона с арестованными бандитами, по прибытии полэскадрона, мне доложил Начотряда т. Федоров как быть с арестованными т. к. его люди просят разрешения погреться, после этого я дал распоряжение т. Федорову закрыть арестованных в амбар, в числе арестованных бандитов был священник который шел сзади всех, который обратился ко мне сказал т. Начальник дайте мне какую-либо тряпицу накрыться, ото я весь промерз, но я ему нечего не дал, а позвал идти за мной, когда я вошел с священником в дом то сказал хозяйке напоить его чаем, которая и напоила, после этого я ушел в другую комнату по возвращении священник дает мне записку  и  обращается  с  след.  словами  Тов. Начальник  исполните  мою  просьбу перед смертью передайте эту записку моей жене и детям, уж все равно мне пропадать и заплакал. После этого не давая себе невчем отчета а имея намерение спасти священника я невзял от него записки выбежал из кухни в сени осмотрелся где бы можно священника спрятать и найдя открытым чулан, быстро вернулся в кухню и взяв священника за руку потянул его за собой и втолкнув его в чулан сказал, чтоб он оставался там до нашего отъезда. После  этого  дано  было  распоряжение  выехать  на  Львовку  При  выезде  из Крутца меня догнал верховой в последствии как оказалось сотрудник п/б. который спросил тов. Командир где-же священник, которому ответил что свящ. освобожден по распоряжению с выше. по приезде во Львовку на вопрос комиссара что Вы намерены делать дальше я раскрыл карту и указал что со Львовки нужно двигаться на д. Григорьевку и далее как указано ранее по маршруту на Рязанку, но всвязи с выпуском священника я был арестован Комиссаром б-на тов. Сахно и здесь мои действия прекратились.
Вопрос: Почему не был изменен полевой пропуск тогда как вы знали что Помкомполка Юхневич взят в плен у которого были пропуска?
Ответ: Мною было отдано распоряжение в полевые караулы что ни пропускать со стороны Марьевки Беляевке ни кого и при появл. поднять тревогу.
Вопрос: Почему Вы отпустили священника а не какого-либо другого бандита?
Ответ: Хотя мне было жаль и других, но те были сравнительно молоды а свящ. стар имел жалкий вид что я не призадумался согреть его чаем а впоследующем после его слов которые произвели на меня такое сильное впечатление, что я ни на минуту не призадумался о грозящих мне последствий и сам помог ему укрыться от наших-же.
Вопрос: Почему Вы задерживали расстрел бандитов, зная что 3 ба-н окруже(н) бандой и почему не оказали содействие Уполномоченному п/б.  т. Дорогову  зная приказ Тамбовского командования и Чека?
Ответ: Я несчитал себя вправе произносить приговор над сотней чужих жизней, тем паче я не получал ни каких распоряжений от комполка на право расстрела.
Вопрос: Признаетели себя виновным втом что вы отпустили бандита с корыстной целью не имея на то полномочия?
Ответ: Непризнаю себя виновным по существу заданного вопроса но признаю себя  виновным  в  опрометчивости  своего  поступка  чему  виною  были жалость и сострадание.
Прочитано к сему и подписуюсь   /Лятковский/
Уполномоченный Особ. Отд. Саргубчека в Балаш. у.   /Анохин/»9
 
28 февраля Лятковский был принят в Балашовскую тюрьму, – во время следствия, видимо, содержался при ЧК.
За чужака-петроградца, офицера, к тому же очевидно виновного, никто не пожелал хлопотать. Последовал расстрельный приговор. Комендант Реввоентрибунала рапортовал, что приговор приведен им в исполнение 8 марта в 24 часа.
18 сентября 2000 г. последовало заключение начальника отдела прокуратуры Саратовской области по этому делу. В нем отмечено, что показания свидетелей «неконкретизированы,  основаны  на  вымыслах», «следствие  проведено  крайне поверхностно», объективных доказательств вины подсудимого не добыто. 18 сентября 2000 г.  С. П. Лятковский  реабилитирован  как  необоснованно  репрессированный по политическим мотивам. Экземпляр справки о реабилитации, предназначенный  родным,  лежит  в  конверте,  приобщенный  к  делу.  У  этого  конверта, пожалуй, совсем мало шансов опустеть…
Массовые реабилитации опираются на те же материалы, что и следствие. Неправильности при расследовании не доказывают сами по себе отсутствие преступления. Но складывается впечатление, что «корыстной цели», о которой говорили свидетели, не было у комбата. Он был красным командиром и, очевидно, не первый  уже  год. Вряд  ли  он  хотел «сдать»  батальон, –  это можно  было  сделать  с меньшим  риском  в  условиях  маневренной  войны  в  повстанческом  районе.  Нет, комбат просто проявил человечность, не поторопился расстрелять арестованных
и не побоялся сказать об этом на следствии. Обращает на себя внимание, сколь дружно комиссар и иные свидетели обвиняли командира. В свидетелях по делу – только члены политбюро (двое двадцатидвухлетних) и другие коммунисты. Наконец,  совершенно «между  делом»  оказались  расстрелянными 70–80  человек  из
сотни  арестованных,  которые были  при  батальоне. Речь  в  протоколах  допроса свидетелей шла о том, что «пришлось бросить не расстрелянными человек 20–25 бандитов».
Пока шло следствие по делу С. П. Лятковского, в Тамбове произошло еще одно событие. Это встреча Ленина 14 февраля 1921 г. с несколькими участниками восстания, «бородачами»,  взятыми  из  ЧК.  Ленин  сам  попросил  устроить  такую встречу. В советской литературе данный факт подается  как этап прозрения  крестьянства после беседы с вождем. Действительно, вернувшиеся недобровольные ходоки  стали  ревностными  сторонниками  прекращения  повстанческой  борьбы, рассказ крестьян о встрече был опубликован и издан массовой листовкой. Воспоминания  присутствовавших  на  встрече  тамбовских  совпартработников  говорят  о большом  впечатлении,  произведенном  Лениным  на  крестьян.  Заметим,  что  он упоминал о готовящемся новом декрете, то есть об отмене той самой продразверстки, против которой, в большой степени, и поднялась «Антоновщина».
В  нашем  распоряжении  имеется  еще  одно  интересное  свидетельство об этом событии. Воспоминания К. М. Трифонова, жителя Терсы Саратовской губернии, были написаны в 1957 г. Он активно участвовал в качестве красногвардейца в военных операциях 1918 г. в Балашовском уезде и на верхнем Дону, затем воевал на Южном фронте, а 8 октября 1920 г. был отправлен в Тамбовскую школу красных  командиров. В качестве  курсанта ему и пришлось принять участие в описываемом событии. Сохраняем правописание оригинала.
«На 20-е января 1921 г. (старого стиля) в Тамбове сидело 1 миллион, не было ни одной постройки во дворе, в которых не было бы пленных. Получив последнюю сводку о пленных, упокойный Владимир Ильич приказал привезите мне пять человек-мужчин из числа пленных, проживающих в разных уездах Тамбовской Губер-
нии. Отобрали 5 человек и разных возрастов, и разных уездов. Затребовали конвой  из  курсантов,  я  как  единственный  член  партии  из  курсантов  был  назначен старшим конвоя; 30/1 1921 г. мы привезли пленных стариков в Москву. Упокойный Ильич прислал две легковых автомашины, забрали стариков в Кремль (нас, кон-
воиров, не взяли); немного о стариках. Более суток мы ехали от Тамбова до Москвы, и старики были в таком настроении, что их в Москве расстреляют, все время ничего не кушали, и никак и не убедим от этого. Владимир Ильич двух часов беседовал со стариками, и так их наэлектризировал, что наши старики приехали на станцию на Павелецкий вокзал совсем другого настроения, ехали обратно в Тамбов, они обратно ничего не  кушали, а все
рассказывали друг другу, что им Владимир Ильич говорил. 2-го февраля 1921 г. мы приехали из Москвы в Тамбов и к нашему удивлению, мы около 4 часов стояли на станции, т/к в  город пройти было нельзя. Владимир Ильич дал телеграмму – распустить пленных за исключением явных преступников бандитизма, из Тамбова по всем улицам и переулкам беспрерывной толпой как в царское время на пасху из церкви. Так были распущены миллион бандитов за исключением злостных».
Таковы  реалии  войны  революционного  деспотического  государства  с массовым  повстанчеством.  Каким-то  арестованным  повезло  оказаться  на  свободе  послову  вождя. Каким-то – быть  торопливо  расстрелянными между балашовскими деревнями.  А. М. Тухачевский,  Г. Котовский,  оккупационный  режим,  химические атаки –  были  впереди.  Ленин  мог  быть «политически  великодушным»,С. П. Лятковский за человеческое великодушие был расстрелян.

0

120

леш конечно выкладывай

0


Вы здесь » Балашов. Краеведческий поиск » Вставай Страна Огромная » Балашов во времена гражданской войны.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC