Балашов. Краеведческий поиск

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Балашов. Краеведческий поиск » Вставай Страна Огромная » Балашов во времена гражданской войны.


Балашов во времена гражданской войны.

Сообщений 41 страница 60 из 285

41

Еще как напоминает! :D

0

42

Казаков?

0

43

Алексей, тут прочел что существует несколько версий возникновения казачества. А ты какой версии придерживаешся?

0

44

Дык я вот сейчас по этой версии курсовую пишу! %-) поэтому и статей пока мало выложил!а суть такая- казаки есть потомки берладников, бродников, выгонцев! Короче говоря тех элементов, которые сбежали со своих земель, некоторое время занимались грабежами и потом попали под власть государства, но при условии сохранения некоторой независимости и самоуправления. я думаю что так.

+1

45

Интиресная версия казачества. А немогли ли ани быть патомками какого нибудь кочевого словянского племени?

0

46

дело все в том,что к моменту зарождения казачества этих племен и след простыл. тем более славянское и кочевое-это две плохо сочетаемые вещи.

0

47

В принцыпе я с тобой согласен. сам непадумал))))))

0

48

Наше повествование подошло к  1919 году, ставшему для нашего района временем тяжких испытаний и невиданной доселе крови.
Именно в этот период  начинается так называемое повстанческое(или зеленое) движение. О нем стоит рассказать подробней, что я и сделаю но чуть позже. Сейчас же попытаюсь обрисовать общую картину этой кровавой драмы.
Отряды зеленых, причем довольно многочисленные особенно активно действовали по железнодорожной линии Балашов-Поворино. Власти города во главе с председателем Уисполкома Павлом Филипповичем Маркитаном забили тревогу. Спешно формируется отряд (300 человек) состоящий преимущественно из коммунистов и добровольцев. Командиром отряда назначается Алексей Шатилов.
7 июня отряд двинулся на станцию Родничок. Там он рассеял зеленых и занял деревню Третьяки. Бой был успешным, отряд понес небольшие потери. Но этот успех был незначительным, так как зеленое движение распространялось с невероятной скоростью, чему способствовало большое скопление дезертиров(сначала 5 тыс.человек, затем 30 тыс.).
Сводный коммунистический отряд, расквартированный в Балашове, стал испытывать на себе последовательные и нарастающие удары зеленых. Заметим, что база отряда была слабой, бойцы плохо владели оружием, не хватало патронов и обмундирования. Более того, представитель 9ой армии Шелаев настоял на том, чтобы отряд, разбившись на небольшие группы (25-30 человек) несли охрану Балашовско-Поворинской линии железной дороги. Это стало серьезной ошибкой. Конечно, штаб зеленых в селе Макашевка можно было легко ликвидировать с помощью регулярных войск и артиллерии, но член Реввоенсовета 9ой армии Ходоровский отверг это предложение, сославшись на тяжелую обстановку на фронте. А в Балашове в это время на складах находилось 1 млн. снарядов и около 27 орудий. В результате этого промедления отряд красноармейцев был уничтожен около станции Родничок, погиб и сам командир отряда Шатилов.
Для борьбы с зеленовщиной в Балашове создается штаб обороны. Его возглавил Ткаченко Николай Захарович. В сжатые сроки он сформировал этот карательный отряд из китайцев, сидевших без дела в бараках. Командиров назначается Юхневич. Несмотря на все это инициатива принадлежала по прежнему зеленым, отряд Юхневича после нескольких встреч с повстанцами фактически рассыпался, бойцы бросали винтовки и уходили с позиций, остановить их не могла никакая сила. Кругом царил хаос и неразбериха. Отряд  не смог удержать Таволжанку и 30 июня она была взята зелеными. Отступление по линии Балашов-Романовка было отрезано. А ведь в Балашове находились тысячи отступающих солдат 9ой армии. Никто не смог организовать из них боеспособное подразделение. Помощь Юхневичу пытался оказать 37-й авиаотряд Красной Армии, который базировался на станции Пинеровка. Летчик Михайлюк обнаружил колонну всадников, примерно около 1000, наступающую от Таволжанки на Балашов. Летчик вступил в бой, израсходовав боекомплект вернулся на аэродром и по его наводке вылетели летчики Шнель и Базылик, которые своими действиями рассеяли колонну противника.  Они задержали захват Балашова от наступающего противника с севера.
Назревала катастрофа, и она разразилась спустя четверо суток. Непосредственно обороняли город чехословаки и китайцы, входящие в состав дивизии Киквидзе.
Во второй половине дня 1 июля 1919 года Балашов был занят войсками Деникина. Штаб 9ой армии накануне окружным путем по железной дороге через Елань-Аткарск-Ртищево перебазировался в Пензу. Сочувствующие красным отступали по маршруту Козловка-Бол.Грязнуха-Бол.Мелик в Аркадак. Они шли пешим ходом прихватив с собой 300 заложников. К вечеру 1 июля 23-я дивизия красных под командованием Миронова сделала попытку освободить Балашов. Эта операция не удалась. Однако с 6 по 9 июля город находился в Миронова. !0 июля город был оставлен красными, а 18 июля белые были выбиты из Балашова. Белоказаки учинили погромы,о которых сообщается в приведенных мной выше документах, поэтому я не буду на них останавливаться. Общее число погибшего мирного населения составило 700 человек. Эта кровь ложится поровну и на красных и на белых.
Кольцо вокруг Балашова к тому моменту сомкнулось. Казачьи части находились в Тростянке, Пинеровке, Таволжанке. Зеленая армия захватила Луначарскую, Романовскую, Малиновскую волости. Казалось, положение Красной армии безнадежно, но произошло чудо. С большм напряжением сил Красная Армия сумела нанести встречный лобовой удар на участке Тростянка-Родничок в конце июля- начале августа 1919 года. Особо отличилась конница Жлобы. Блокада Балашова окончательно была снята 8 августа 1919 года. На освобожденной территории жизнь стала приходить в нормальное русло, но зеленое движение не пошло на спад. В 1919 году произошли массовые мобилизации, что еще более усилило недовольство населения. В целом, до конца 1919 года шла борьба между Советами и зелеными, борьба кровавая и с переменным успехом. Села и деревня переходили из рук в руки по несколько раз. Далее повествование пойдет о 1920 году, запомнившемся его усмирениями, обысками и арестами.

Используемая литература:
В.В. Смотров, О.В. Смотров, Л.И. Кузеванов "Балашовское Прихоперье в годы испытаний: очерки истории и историографии"
А.Посадский "От Царицына до Сызрани: очерки Гражданской войны на Волге"
В.В. Смотров "Зигзаги жизни"

0

49

Ну расписал,как сам там учавствовал :cool:  :tomato:

+1

50

Лешкаааа Спасибо!!! Такие подробности..... :cool:  Вот откуда оказывается китайские добровольци  на Тростянском лугу о которых в нашем музее говорят, и оставшиеся от них окопы.
Было это дело лет 20 назад, я там сам лазал, когда еще дачи не были построены. помню рыл там без МД. Нашел  помимо гильзача оболочку от гранаты типа лимонка. как там у тебя выше описано,из мемуаров Л.Зильбера "Записки военного врача" , ну когда в привокзальном туалете гранаты топили, о! французский"апельсин"наверное.

0

51

:blush: пасибо, пасибо! я планирую дальше писать о зеленщине, так там подробностей будет еще больше. Боцман, гражданка для меня больше чем просто страницы истории. у меня в ней семью так перемололо,что не приведи никому. Левша, это Зильбер путает!французский ЛИМОН!

0

52

Год 1920 ознаменовался антоновщиной, бесконечной борьбой с дезертирами и зелеными,произволом продотрядов.
Антоновщина началась 15 августа 1920 года в с. Хитрово Тамбовского уезда. По некоторым данным, в конце 1920 года восставших насчитывалось около 15 тысяч. Главная причина восстания- затянувшаяся продразверстка. Отряды повстанцев стали препятствовать вывозу хлеба, разгоняли коммуны и совхозы, убивали партийных и беспартийных активистов. Отряды Антонова стали проникать и на территорию Балашовского уезда ( с осени 1920 по осень 1921).В октябре 1920 на границе Кирсановского уезда Тамбовской губернии и Балашовского уезда на участке сел Верхний Шибряй-Красное Колено появились первые мятежники численностью 1500 пеших и 300 конников. Их сопровождал обоз в 100 подвод.В Балашовский уезд они вошли 5 октября, пройдя через Макаровскую, Боцмано-Ивановскую, Красно-Коленскую, Бобылевскую волости. Ответственный секретарь Балашовского укома РКПб Лидэ Иван Михайлович и начальник Усовмилиции Ефанов Алексей Дмитриевич приняли срочные меры для отражения нападения антоновцев. Навстречу им были высланы 17 конных и 100 пеших милиционеров, а также 200 пеших и 30 конных красноармейцев. При них было 2 пулемета. В схватке с антоновцами погибло более 30 человек, было взято знамя с эсеровским лозунгом "В борьбе обретешь ты право свое".
В Балашовском уезде основным лозунгом антоновцев стал "Долой коммунистов-большевиков! Да здравствует трудовое крестьянство!" Антоновское движение стало принимать угрожающий характер. Повстанцы действовали как мелкими мобильными отрядами, так и большими группами. На территории Балашовского уезда их преследовал отряд Юхневича. В одном из боев в с. Князевка Турковского района Юхневич и несколько красноармейцев были пленены. С Юхневичем непосредственно разборку вела Мария Косова. Через несколько дней изуродованный труп Юхневича был найден в с. Ольховка Турковской волости и привезен в Балашов. Он похоронен в Куйбышевском парке. За время прибывания антоновцев в Балашовском уезде было разграблено 85 сел и деревень, 5 совхозов. Сожжены Репьевский и Бобылевский волисполкомы, забрано у населения 2000 лошадей, растащено более 8000 пудов зерна.
Для ликвидации антоновцев издается приказ об образовании Революционного Комитета. Ему передавалась вся власть в Балашовском уезде. Одновременно создается Добровольческий коммунистический отряд( командир Платонов) и Чрезвычайная тройка, которая сразу включилась в работу. В результате многочисленных расстрелов подозреваемых торойкой, местные крестьяне заметно удалились от антоновцев. Однако и эти меры не спасли положения. Активность повстанцев вновь возросла начиная с мая 1921 года. Тамбовские повстанцы пока опасались занимать крупные населенные пункты (Рассказань, Свинуха). Пока они набирали опыт партизанской борьбы в районе Романовки, Бобылевки, Большого Карая и др. К 19 июня 1921 В Бобылевской волости сосредоточилось около 2000 повстанцев. В штаб 86 стрелкового полка пришло донесение о необходимости ликвидации этой группировки. В мае 1921 вышел приказ Тухачевского об образовании на местах отрядов Красной Армии. В Балашове такой отряд организуется ( командир Вишняков,комиссар Борщов). Этот отряд должен был противостоять повстанцам и боевикам из Союза Трудового Крестьянства.
Тем временем начался голод. Было засеяно всего лишь 30-40% площади. У населения просто нечего было сеять. В некоторых селах, например в с.Рассказань люди умирали семьями. Появились пустующие поля, но работать на них было некому. А еще недавно из-за земли шел спор...Хаос и запустение.
Продолжалась литься кровь и в боях. Села переходили из рук в руки. Стали применять прямой обстрел сел из орудий различных калибров.
В результате массированного наступления частей Красной Армии и спецотрядов антоновцы стали терпеть одно поражение за другим. Окончательно повстанческое движение было ликвидировано 4 сентября 1921 года, заметим, позднее чем в самом сердце антоновщины-Тамбовской губернии( там 20 июля 1921). Последний бой был дан у с. Кашировка, неподалеку от с. Большой Карай.
Так официально закончилась гражданская война в Балашовском уезде. Смерть, голод, разруха и запустение, поля заваленные трупами, массовое бегство населения...Наш край такого еще не знал ни разу. Дай Бог, чтобы такое никогда не повторилось.

Используемая литература:
В.В. Смотров, О.В. Смотров, Л.И. Кузеванов "Балашовское Прихоперье в годы испытаний: очерки истории и историографии"
А.Посадский "От Царицына до Сызрани: очерки Гражданской войны на Волге"

0

53

Далее я буду выкладывать небольшие документы, рассказы очевидцев, свидетельства преимущественно о зеленом движении в различных селах и деревнях Балашовского уезда.

0

54

Блин Красные сами виноваты что Антоновшина началась. Старики рассказывали что антонов  был красным командиром милицеиского отряда в свём и соседских селениях. Под конец гражданки красные стали с этих селений угонять скот и забирать зерно в придачу пьяные казаки спалили там же старинную усадьбу и ещё несколько домов мирного населения. Антонов на это дело обозлился и стал поднимать народ против произвола казаков и красных. После чего они стали методический вырезать комиссаров, сборщиков, шестерок и дезертиров. Но то что они грабили местное население это уже красные сами придумали чтоб народ от антоновщены отвернулся.

0

55

Вань, ты думаешь среди антоновцев не было отморозков? война это всегда грабеж и насилие. я не видел такой армии которая этим бы не помышляла. В каждой из сторон есть люди борющиеся за идею и есть отбросы, для которых война- средство обогащения и не более. Нет идеальных.

0

56

Леш я про отбросы общества неспорю прост история немного нетокая как нам её преподносили советы))))))) Основу востания составил сам Антонов с отрядом конной милицый.

Отредактировано Volf (2012-03-26 15:29:58)

0

57

Ваня, скажу больше, ВСЯ история нашей страны немного не такая как ее преподносили раньше и преподносят сейчас.

0

58

Далеко нетокая. Жаль истенной правды мы некогда неузнаем. А бумага ана всё стерпит.

0

59

Рекомендую к прочтению! Обращает на себя внимание характер методов борьбы с дезертирами.
Протокол показания Н. А. Черемухина (9 октября 1919)
Протокол показания Николая Алексеевича Черемухина, 37 лет, проживающего временно в г. Саратове по ул. Республики, д. 16, а постоянно в с. Аркадаке Бал[ашовского] уезда.
9 октября 1919 г. по делу показываю:
Происхожу из крестьян Ковенской губернии, Тельтевского уезда, Жбравской волости, женат. В 1907 г. в феврале был осужден на 20 каторжных работ за покушение на адмирала Ирицкого и вооруженное сопротивление при аресте. Сидел в Ковно, Варшаве, Пскове и Шлиссельбурге до 1915 г. В апреле 1915 г. бежал и жил нелегально до Февральской революции, которая застигла меня в г. Черный Яр Астраханской губернии, где я подвергался преследованию со стороны Временного правительства, и уехал на Кавказ, в Екатеринодар. Здесь состоял товарищем военного комиссара Кубанско-Черноморской Социальной[1] Федеративной Советской Республики[2] по политическому отделу. Будучи в этом звании, ликвидировал штаб Кавказской полевой армии, прославившейся особенным бандитизмом. Принимал непосредственное участие в разгроме Корнилова и затем, командированный в мае 1918 г. с войсками на Царицынский фронт, дважды участвовал в боях с красновскими бандами под царицынским Калачом. Тогда же в Царицыне разгромил 3-х тысячный отряд поднявшего восстание Петренко, ликвидировал его самого и отряд, а под Котельниково ликвидировал Третью Украинскую армию во главе с командующим Березовым. Вызванный 16 мая 1918 г. со своим отрядом в Саратов на подавление восстания, потерпел крушение поезд на 35-й версте, и лично измятый при крушении получил отпуск вследствие вновь открывшегося туберкулеза легких и до июня 1919 г. был в отпуску, получал пенсию, живя преимущественно в Саратовской губернии.
По убеждению коммунист, билет № 253, центровик[3]. Принужденный материальными обстоятельствами искать средства к существованию, с 1 июня 1919 г. я предложил свои услуги губпродкому и был назначен уполномоченным по выкачке хлеба в Балашовском уезде. На этом посту меня застало восстание «зеленых». Таким образом, силою обстоятельств я был выдвинут на пост ответственный, как имеющий при себе хорошо вооруженный отряд с чрезвычайными полномочиями подавить восстание и освободить путь отступающим войскам из Балашова. Вступив 27 июня в бой с «зелеными» и восставшими крестьянами под Белой Малиновкой Балашовского уезда, я разбил их и решительными действиями (сжег 283 двора этого села) сразу ликвидировал восстание. Нет сомнений, что это обстоятельство обратило на меня внимание Центра, и я по предложению военкома т. Соколова был назначен т. Крыленко начальником укрепленного района Аркадак - Ртищево - Сердобск и командующим [296] отрядами по очистке Саратовской губернии от разного рода банд, причем имелось в виду преимущественно дезертиры и кулаки, поднявшие в тылу армии восстание.
Сначала мне был дан для операций Балашовский уезд, как более всего контрреволюционный, а затем они переносились в другие уезды губернии. Здесь нахожу уместным подчеркнуть, что еще в мае 1919 г. мною указывалось губкому, что Балашовский уезд накануне восстания, но комитетом тогда не было обращено внимание. Данный мне мандат предоставлял мне широкое право очистки местности от элементов, могущих активно выступить и выступавших против Советской власти. Нет сомнений, что мандат на мое имя не мог точно и определенно очертить и перечислить цикл репрессий. Он давал только начала и полагался на мой опыт и твердость, а также преданность интересам революции, предоставляя мне право расстрела; полагаю, что подписавшие мандат были убеждены и знали, что свои действия я буду согласовывать не только с политической целесообразностью, но и с требованиями момента и местными условиями. Все это, конечно, возлагало на меня ответственность за тактичность действий и обязывало к сугубой осторожности и осмотрительности. Помощников у меня не было, я был один, если не считать помощь, оказываемую мне в работе партийными товарищами проходящих мною местностей. Вначале ко мне был прикомандирован отряд агитаторов и 14 товарищей губкомпартии во главе с т. Торгушевым, но отряд этот через несколько дней осел в Балашове и сделал ли он что-либо в отношении политического строительства - я не знаю. В моем распоряжении находились все отряды губвоенкома и губревкома, разбросанные по всей Саратовской губернии. Непосредственно же у меня был только один батальон в 310 человек особого Саратовского полка по борьбе с дезертирством[4]. Красноармейцы обучены не были, политически плохо воспитаны, хотя человек 100 из них считали себя сочувствующими коммунистам, остальные - беспартийные. С этим отрядом я прошел 2/3 Балашовского уезда, часть Сердобского, половину Аткарского и часть Петровского. Характер моей работы требовал быстрого, мгновенного передвижения и переброски отряда из местности в местность, иногда из уезда в уезд. Почему, понятно, иногда мне не удавалось извещать уездные власти о своем приходе. Иногда же я не извещал о своем передвижении по стратегическим и политическим соображениям, но, к сожалению, местные власти быстро узнавали, что идет отряд, и также быстро извещали соседние волости, откуда начинался отход и бегство дезертиров и прочей сволочи, и приходилось мне нередко бросать кавалерию в погоню за уходившими часто отрядами.
Переходя к тактике своих действий, должен указать, что они носили однообразный характер и выражались в следующем:
Впереди отряда двигалась конная разведка и тайные агенты, которые занимали намеченный пункт; затем посылались квартирмейстеры и курьеры, которые подготовляли квартиры отряду и назначали время заседания совета и общего собрания граждан. Въехав в село и получив нужные сведения от разведчиков и агентов, я немедленно созывал заседание совета совместно, где имелись, с ячейкой сочувствующих. На заседании знакомился с положением, сопоставляя сведения разведчиков и агентов со сведениями представителей власти, и затем, ознакомив заседание с целью своего приезда, требовал список дезертиров, кулаков, лиц, имеющих оружие; кроме того, немедленно приступал к выкачке всех излишков хлеба, разбивая для этой цели село на районы, куда отправлял комиссию во главе с членом совета, отвечающим за правильность описи хлеба. Затем созывалось общее собрание, причем на собрании обязательна [была] вся деревня без исключения, понятно, [что] и без [297]ущерба для домашнего хозяйства; правильность этого состояния деревни проверялась кавалерией, которая иногда силой заставляла граждан идти на собрание. Темы на собраниях были одни и те же, за исключением вопросов местного характера. На собраниях выступал большей частью я один, редко - местные коммунисты и мои красноармейцы. Темы были: «Что такое Советская власть», «Что она дает и что должна дать», «Почему она сейчас не может дать максимум», «Что такое гражданская война», «Как ее кончить», «Почему ее надо кончить», «Враги Советской власти вообще», «Враги в деревнях - кулаки», «Что такое кулак, середняк и бедняк», «Что такое монополия хлеба», «Почему надо сдавать его государству, а не мешочникам», «Кому в деревне нужно оружие и почему его надо сдавать». После митинга стоящий в стороне караул охватывает собрание цепью и предлагает кулакам, дезертирам, иногда грабителям советских хозяйств выйти в сторону, причем предупреждалось, что имеются списки всех их, и если кто после троекратного оклика не выйдет, то будет тут же расстрелян. Все вышедшие уводились в амбар; собрание распускалось с предъявлением к нему требованием снести оружие и казенное обмундирование. Дополняю: в амбар попадали и те, кто почему-либо не мог сейчас же принести оружие, и [те], которые значились по списку, имеющим его. Арестованные, в массе своей, считались заложниками до выполнения предъявленных к населению села требований. Некоторые из арестованных расстреливались за сокрытие оружия, участие в восстаниях, гонку самогона и двойное злостное дезертирство. Были два случая, когда пришлось сдержать слово и широко об этом опубликовать; а именно: расстрела во время собрания двух лиц, отказавшихся выдать оружие, и одного кулака, не вышедшего на оклики. Это обстоятельство имело огромное психологическое действие и облегчило работу на далекое расстояние, а упорное преследование бежавших и поимка создала впечатление, что от Советской власти никуда не уйдешь.
В репрессивной работе я прибегал только к трем родам наказания - конфискации имущества у кулаков, контрибуция на все село, члены которого участвовали в восстаниях или ограблениях советского хозяйства, и расстрел активных врагов Советской власти, будь то хронический самогонщик, злостный дезертир или кулак. Инструкция на этот счет была у меня от оперативной четверки и т. Крыленко, но носила словесный характер отчасти, а в письменной форме - расплывчатый и общий. На принудительные работы, в полном смысле этого слова, я не отправлял ни одного. Были случаи отправки в Саратов и уезды арестованных с заключением на распоряжение тех или иных учреждений.
За время с 18 июля по 22 сентября расстреляно мною в уездах 130 человек, за что и в каких деревнях - видно из прилагаемого при сем персонального списка расстрелянных.
На вопрос - имел ли я право вмешиваться во внутреннюю работу судебных и следственных установлений на территории своих действий, то, если этот вопрос относится к Аткарской УЧК, должен ответить, - да, и пояснить, что это вмешательство было вызвано чрезвычайными обстоятельствами, а именно [действием] мироновских банд[5], [которое] вызвало угрозу освобождения тоже видных и злостных врагов Советской власти. Этим обстоятельством вызвано изъятие мною 16 человек из аткарских мест заключения и их расстрел, кроме одного сбежавшего. Ждать санкции на расстрел вполне определенных государственных преступников не позволяли вышеупомянутые чрезвычайные обстоятельства, также то, что все боеспособные силы г. Аткарска ушли на борьбу с Мироновым, куда выступил с этой же целью и я со своим отрядом, расположенным в 40 верстах южнее Аткарска. Расстреливать [298] этих 16 человек было решено после частного совещания с партийными и советскими работниками г. Аткарска. О расстрелах вообще я доводил до сведения т. Троцкого и т. Калинина, а также т. Крыленко и некоторых товарищей г. Саратова. Келейно ничего мною не делалось, и я считаю огромным преступлением скрывать характер своей работы от ответственных партийных работников. Об изъятии из Аткарской ЧК 16 человек и о расстреле 15 из них я говорил председателю губчека т. Жукову: «Да - это очень худо, что сделал без нашего ведома, ну хорошо, рассмотрим». По поводу этого расстрела официального собрания, решения которого протоколировались в г. Аткарске, насколько я помню, не было.
Были ли случаи мобилизации подвод самочинно, без ведома советских властей, одним только распоряжением моим, - должен ответить, что нет; кроме одного случая - в день наступления моего отряда на с. Малиновку, когда в Аркадаке население уводило лошадей в лес, чтобы не дать их Соввласти. Мне совершенно не известно, чтобы красноармейцы моего отряда при уплате контрибуции заставляли уплачивающих обменивать с ними «николаевские» деньги на «керенки». Считаю, что это совершенно было излишним для красноармейцев и невозможным, так как деньги уплачивались председателем исполкома, а затем сдавались мне, так что я мог при желании без посторонних свидетелей сделать такого рода обмен. Были случаи, когда красноармейцы разменивали крупные кредитки на мелочь. В этом я не видел и не вижу ничего предосудительного, а если в губчека есть такое заявление, то считаю его пакостным, глупостью и недомыслием, притом мелким недомыслием подавшего его.
Отряд всегда довольствовался за наличный расчет и случаев неуплаты за довольствие не знаю. Всего взыскано мною 7 703 587 руб. 45 коп. контрибуции в Балашовском, Сердобском и Аткарском уездах, каковые внесены в Саратовское казначейство по квитанциям № № 26055, 266615, 27359, 23291, 26056, 27743 и Балашов[ское] к[азначейст]во, [квитанция] № 4123. Кроме того, конфисковано мною лошадей и коров, упряжи и повозок, которые частью сданы учреждениям и войсковым частям, а частью розданы беднейшему населению через советы.
В настоящее время я работаю в южной части Балашовского уезда, где, между прочим, принимают политический оттенок организованные вооруженные выступления шаек бандитов под руководством бывших офицеров[6].
Черемухин
Допрос снимал [подпись неразборчива]
________________________________________
[1] Так в тексте.
[2] Кубано-Черноморская Советская Республика была образована в мае 1918 г. в составе РСФСР на территории Кубанской области и Черноморской губернии (центр - г. Екатеринодар). Просуществовала до июля 1918 г., когда в условиях активизации белого движения и германской интервенции 1-й съезд Советов Северного Кавказа принял решение о ее вхождении в Северо-Кав¬казскую Советскую Республику.
[3] В документах РГАСПИ не удалось обнаружить никаких материалов о «центровиках», даже упоминаний. Мы предполагаем, что речь идет о работнике из Центра.
[4] Батальон особого Саратовского полка по борьбе с дезертирством под командованием Н. А. Черемухипа действовал в Балашовском, Сердобском, Аткарском и Петровском уездах Сара-товской губернии в период с 18 июля по 22 сентября 1919 г. Кроме борьбы с дезертирством отряд Черемухина занимался реквизициями хлеба и скота в крестьянских хозяйствах, не выполнявших продразверстки и других обязательных повинностей. Действия отряда отличались особой жесто¬костью. За время с 18 июля по 22 сентября 1919 г. отрядом Черемухина было расстреляно 130 крестьян. Ранее, 27 июня 1919 г., по приказу Черемухина, в ходе ликвидации движения «зе¬леных» в Балашовском уезде, была сожжена огнем артиллерии дер. Малиновка (283 двора). В сообщении Саратовского губкома РКП(б) указывалось, что в «огне погибло много дезертиров, погиб скот, погибла часть населения» (РГАСПИ. Ф. 17. On. 65. Д. 61. Л. 207). Деятельность Че¬ремухина получала одобрение Саратовского губисполкома, который охарактеризовал его «пар¬тийным товарищем с очень почтенной работой»(ГАСО. Ф. Р-521. On. 1. Д. 445. Л. 79). Подоб¬ная оценка обусловливалась практическими результатами работы отряда Черемухина в губернии. Например, им было взыскано с крестьян 7 703 587 руб. 45 коп. контрибуции за укрывательство дезертиров и недоимки по продразверстке. О расстрелах крестьян было известно не только выше¬стоящему местному руководству, но и центральной власти. Черемухин лично отчитывался о своей деятельности перед приезжавшими в Саратов Л.Д.Троцким и М. И. Калининым. Позже, находясь уже под следствием ревтрибунала, в своих показаниях он заявил: «О расстрелах вообще я дово¬дил до сведения т. Троцкого и т. Калинина, а также т. Крыленко и некоторых товарищей г. Са¬ратова» (ГАСО. Ф. Р-521. On. 1. Д. 445. Л. 4 - 5о6.). 9 декабря 1919 г. зам. председателя Сара¬товского губисполкома И.Миртов телеграфировал РВС Южного фронта, что Черемухин аресто¬ван 36-м дивизионным ревтрибуналом в Аркадаке Аткарского уезда (ГАСО. Ф. Р-521.On. 1. Д. 402. Л. 99 - 99 об.).
[5] Речь идет о мятеже Донского казачьего кавалерийского корпуса под командованием Ф. К. Миронова. Мятеж начался по инициативе Миронова 24 августа 1919 г. в Саранске, где фор-мировался корпус. Части корпуса под командованием Миронова самовольно выступили па фронт для борьбы с Деникиным. Мятежники были арестованы, и их активные руководители, в том числе Миронов, приговорены ревтрибуналом к расстрелу, но затем помилованы решением ВЦИК. В дальнейшем Ф. К. Миронов находился на советской работе и участвовал в гражданской войне. С сентября по декабрь 1920 г. командовал 2-й конной армией. За операции против врангелевских войск в Крыму награжден Почетным революционным оружием и орденом Красного Знамени. Был обвинен в антисоветской агитации, арестован органами ВЧК и застрелен в Бутырской тюрьме (см.: Филипп Миронов (Тихий Дон в 1917 - 1921 гг.): Документы и материалы / Под редак¬цией И. Данилова, Т. Шанина. М., 1997).
[6] 3 сентября 1919 г. председатель губисполкома сообщил в Реввоенсовет следую¬щее в оправдание Черемухина: «Отряд Черемухина разбил в Балашовском уезде «зеленых», успешно ловил дезертиров, вел борьбу с кулаками. Он имел широкие полномочия. Местные организации положительно отозвались о работе отряда, а на уездном съезде советов б августа с.г. не было ни одного замечания. Хотя ЧК беседо¬вала с Черемухиным по жалобам кулаков, тогда как бедняки его благословляли. Он отчитывался перед губисполкомом, даже перед посетившими Саратов Троцким и Ка¬лининым. Это не бандит, а наш партийный товарищ и с очень почтенной работой». (ГАСО. Ф. Р-521. On. 1. Д. 445. Л. 79. Заверенная копия).
Текст воспроизведен: Крестьянское движение в Поволжье. 1919 - 1922 гг.: Документы и материалы. - М., 2002. С. 296 - 299.

0

60

Мужик был жутким извращенцем , отморозком и ублюдком. Вот его то и надо было кончить первым.

0


Вы здесь » Балашов. Краеведческий поиск » Вставай Страна Огромная » Балашов во времена гражданской войны.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC